М.ТАМОЙКИН, З.КУТЕЙНИКОВА:  РЕАЛЬНЫЕ АКТИВЫ В ПЕРИОД КРИЗИСА 

Сейчас слово «кризис» не сходит с уст. Причины его возникновения обсуждаются во всех мировых СМИ. Кратко суммируя мнения аналитиков, можно сказать, что за последние 40 лет создалась ситуация, когда в погоне за сверх-прибылью мировая финансовая система, приняв за эквивалент доллар, автоматически обесценила национальные активы, наполнив их вместо реального, виртуальным содержанием.

Теперь этот "воздушный пузырь" лопнул. Между тем, платежеспособность денежной системы должна быть подкреплена. Именно отсутствие реальных активов за долларом США по сравнению с денежной массой, введенной в оборот, а также то обстоятельство, что деньги в банках хранятся на счетах в электронном виде и не подкреплены никакими материальными ценностями, привело к тому, что система может функционировать только на доверительной основе и вынуждена будет объявить себя несостоятельной, если даже только 5% ее клиентов одновременно придут забрать свои деньги или продать акции. Эстонский финансовый аналитик Алар Тамминг кратко выразил такое положение тезисом: «Мир сегодня оперирует деньгами, которых нет!».

Этот автор опубликовал в упомянутой газете статью «Хаос, порядок и экономика», в которой, основываясь на теории хаоса открытых систем, показал, что если в самое ближайшее время из каждой денежной системы не будет выведена ее виртуальная составляющая, и она не будет заменена реальными активами, то хаос быстро увеличится в размерах и поглотит все сферы экономики и социально-политические структуры человечества.

Опасным оказалось то, что виртуальные накопления имеют свойство как бы приумножаться "из ничего", что поставило их в шкале ценностей даже выше ценностей реальных. Примером такого рода явился крах фантастической по величине финансовой инвестиционной пирамиды Бернарда Мэддофа и созданной им компании Nasdaq.

Правительства всех стран пытаются предпринимать меры, которые смогли бы, если не преодолеть кризис, то хотя бы смягчить его последствия. К таким мерам можно отнести пересмотр бюджетов, введение политики экономии («затягивания поясов»), распродажа некоторых активов для пополнения бюджета, государственные вливания в банковскую систему, протекционистские меры защиты производителей, налоговые послабления и т.п. Однако, до тех пор, пока каждое государство не предпримет мер по 100% подтверждению своей денежной массы реальными активами, кризисная ситуация будет только углубляться. Иными словами, нужен срочный комплекс мер для снижения и, в конечном счете, исключения виртуальной составляющей валютной системы, и замены ее на реальные материальные активы. И это – единственно верный путь. Понимал это и Мэддоф, превращая украденные у инвесторов деньги в очень ценную коллекцию часов известных мировых марок, ювелирные украшения и картины старых мастеров.

Последний пример прямо подводит нас к пониманию того, что все предметы, подпадающие под понятие «культурно-историческая ценность», могут служить подтверждением денежной массы как нельзя лучше. Т.е. могут быть зачислены мировым сообществом в один ряд с золотом, нефтью, газом, иными природными богатствами и промышленным потенциалом в целом. При этом они обладают уникальным, в отличие от прочих активов, свойством: стоимость их с течением времени только растет. Рынок искусства (арт-рынок) привлекателен возможностью гарантированной сохранности и роста вложенных в него финансовых средств. Профессионально подобранная коллекция произведений искусства - это как бы иное агрегатное состояние денег, которые, в отличие от настоящих, не страдают опасностью инфляции, а, наоборот, постоянно увеличивают свою стоимость. Это хорошо знают в странах с развитой рыночной экономикой, где, по некоторым оценкам, торговля предметами искусства в рейтинговом ряду легальных видов бизнеса занимает третье место после торговли оружием и бриллиантами.

Не вдаваясь в признаки, отделяющие истинное искусство от его имитации, приведем лишь несколько сообщений, дающих представление о тех суммах и ценах, которыми оперирует арт-рынок. В Париже в феврале этого года была продана коллекции Ива Сен Лорана и Пьера Берже, которая принесла их организаторам – аукционному дому "Кристис", сумму в 373,5 миллиона евро. Вот только заголовки сообщений о продажах последнего времени:

«Сабля конца 18 века французского оружейника Николя Бутэ была продана по цене современного стратегического бомбардировщика «Мираж-2000» - 4 млн. 800 тыс. евро»;

«Британцы собрали $ 1 млн. на выкуп редкой богослужебной книги»;

«Каменная статуэтка, которой более пяти тысяч лет, была продана за 57,2 млн. долларов»;

«Соловецкий иконостас 16 века, оцененный в 2003 г. экс-министром Швыдким в $300 тыс., продан за $ 5 млн.»;

«Бейсбольная карточка 1909 года с портретом игрока Хонуса Вагнера была продана за рекордную цену 2,8 млн. долларов»;

«Египтянка в чулане нашла золотую монету 19 века весом 33 грамма, стоимость которой $ 15 млн.»;

«Картина К.Сомова (1869-1939) продана на уровне Матисса - за $ 7,4 млн.»;

«Китайская фарфоровая чашка династии Цин (1644-1911) ушла за $ 19,4 млн.»; «За тысячедолларовую бумажную купюру 1890 года коллекционер заплатил $ 2,3 млн.»

Список можно продолжить, в том числе и с иными предметами коллекционирования, относящимися к недавнему времени. Годовой оборот только рынка антиквариата, по мнению разных аналитиков, составляет сотни миллиардов долларов. При этом объем сделок растет, невзирая на все кризисы и потрясения, которыми был так богат 20-й век и наше время. Мало того, как раз кризисные времена выявляют повышение интереса к обладанию надежными активами, которыми и являются произведения искусства, предметы коллекционирования и иные культурно-исторические ценности. Уже в начале 1-ой мировой войны биржевые маклеры вагонами скупали картины и другие уникальные вещи, резонно полагая, что они надежнее процентных бумаг.

Почти все крупные западные компании вкладывают деньги в создание корпоративных коллекций. Это – престижно, это – визитная карточка компании, это – выгодно и надежно. В качестве отечественного примера качественной корпоративной коллекции можно привести коллекцию «Инкомбанка». До кризиса 1998 года «Инкомбанк» входил в пятерку крупнейших банков России. В 90-е годы банк начал собирать коллекцию по четырем основным направлениям, а именно: западноевропейская живопись и графика, собрание русского искусства ХIХ – начала ХХ вв., отдельный блок, посвященный русскому авангарду, и произведения современных художников. Собрание насчитывало около 1000 первоклассных произведений искусства, при этом примерно 20% коллекции имело музейное значение. Коллекция была достаточно широко известна как у нас в стране, так и за рубежом. 1 февраля 2000 г. началась процедура банкротства банка, а в конце января 2001 г. коллекция была передана антикварному аукционному дому «Гелос» для подготовки аукционных торгов, которые прошли в апреле 2002 г.. Кстати сказать, аукционный дом, основанный, как и банк, в 1988 г., в отличие от последнего, благополучно пережил кризис.

Акции российских компаний в 1998 г. за полгода упали в цене в 10 раз. Сегодня акции могут стоить целого сталелитейного комбината, а завтра вообще ничего не стоить, потому что предпринимаются попытки рейдерского захвата, профком оккупировал территорию заводоуправления, цеха остановлены, а рабочие требуют передать его другому собственнику. Биржевые маклеры даже сформулировали аксиому, которая гласит: «Акции всех предприятий в стране не могут стоить больше, чем система мер по обеспечению прав их владельцев». Рынок недвижимости в США стал спусковой кнопкой теперешнего кризиса. А произведения искусства? Опыт зарубежного арт-рынка показывает – это очень стабильный сектор рынка.

Германия после поражения во 2-ой мировой войне предпринимает постоянные попытки возврата вывезенных из страны культурных ценностей. Это делается не только и не столько из желания восстановить свои музейные коллекции, сколько из соображений пополнения реальных национальных активов. 

Таким образом, ясно, что учет и оценка имеющихся в стране культурно-исторических ценностей приводит к реальному наполнению национальной валюты. Однако именно в этом отношении до недавнего времени отсутствовало одно чрезвычайно важное звено, а именно: объективный и корректный метод оценки таких предметов. Если обратиться к миру профессиональных оценщиков, то они имеют дело главным образом с оценкой таких объектов как недвижимое и движимое имущество, произведенной на основе принятых стандартов, подтвержденных соответствующей документацией. На этой основе созданы и внедрены в практику те или иные модели ценообразования, которые определяют рыночную стоимость товара, и позволяют всем секторам рынка нормально функционировать. Когда же имеешь дело с таким «деликатным» товаром, как произведение искусства, появившимся на свет зачастую в далеком прошлом, без документов, без соблюдения каких-либо стандартов и правил вообще и в единичном экземпляре, то метод определения его рыночной стоимости приобретает особенно важное значение. Нужен ясно понимаемый и принимаемым большинством участников метод-стандарт для вычисления рыночной стоимости для всех предметно-тематических направлений в этой области (а их более 180!). При этом, разница в оценке разными оценщиками должна быть минимальной. Только тогда появляется инструмент для введения столь мощного подтверждения состоятельности национальной валюты как внутри страны, так и для всего мира. Это очень важно для возможности залога в банках, страхования имущества, налогообложения при продажах, пересечении границ и работы таможенных служб и, наконец, функционирования самого арт-рынка.

Поскольку предметы антиквариата и практически все произведения современных художников не имеют никаких документов, подтверждающих хотя бы их себестоимость, ценообразование идет по наименее объективному методу - методу сравнения. Этот путь идентичных сравнений, принятый сегодня повсеместно при определении текущей рыночной цены на произведения искусства и предметы коллекционирования, приводит к произволу в ценообразовании, криминализации рынка и уходу его значительной части «в тень». Как комментарий сказанному выше можно привести слова эксперта-международника Ирины Гуменюк (Law firm “Consult” LLC), относящиеся к правилам ввоза в свою страну произведения искусства, приобретенного за рубежом: «при отсутствии достаточно убедительного документа о цене приобретения стоимость его для целей оплаты таможенных пошлин и налогообложения определяет сотрудник Таможенной Службы в момент пересечения границы на основе цены идентичных или подобных аналогов».
Отсюда следует, что нужно иметь не только стандартный метод оценки, но и хорошо документированное сопровождение каждого предмета, относящегося к группе «культурно-историческая ценность».

Конечно, текущая рыночная стоимость определяется при легальных продажах через аукцион, на котором выявляется равновесная цена между спросом и предложением. Прямая продажа в условиях непосредственной конкуренции является показателем спроса на данный предмет в данное время и в данном месте. Однако, при неразвитой системе аукционных торгов в нашей стране и во многих других странах, длительности прохождения через такую процедуру и малой пропускной способности, оставляет за бортом, при огромной потребности, огромную массу ценных изделий, принадлежащих как отдельным гражданам, так и организациям и, наконец, всему народу в виде национального достояния, хранящегося в музеях. И все это при том, что уже сегодня именно такие активы могут быть весьма значительным подтверждением выпускаемой государством денежной массы.

Заметим при этом, что если для больших и богатых природными ресурсами стран, таких как Россия, Франция, Индия, Бразилия и др. медленное введение этого массива активов как-то объяснимо наличием иных ценностей, то для стран, не имеющих столько природных богатств, но имеющих древнюю историю и культуру, использование таких резервов может оказаться источником немалых средств. Примером могут служить такие государства, как Армения, Узбекистан, Литва, Латвия и др.

Одни имеют очень древнюю историю и сохранили множество свидетельств ее, другие находились в гуще событий всей европейской истории и, в силу этого, располагают большим количеством культурных ценностей. Для таких стран оценка стоимости только музейных коллекций может стать весомым фактором укрепления их национальной валюты.

Между тем абсурдность ситуации состоит в том, что никто не знает, какую ценность представляют собой экспонаты, находящиеся в музеях страны, Поэтому стоимость, принадлежащих государству, т.е. всем гражданам страны, музейных ценностей нигде не учитывается. Если же говорить об имущественных правах граждан, имеющих во владении культурные ценности, то они тоже могли бы увеличить свои личные активы, определив их стоимость и получив на это соответствующие документы. При этом благосостояние нации в целом тоже стало бы возрастать.

Никто (кроме Японии) не имеет установленного государством документа на право собственности предмета коллекционирования (Паспорт) или может показать стандарт оценки. Автомобиль, ноутбук и даже туалетная бумага имеют сертификат, а любой предмет антиквариата – нет! Оценку практически любого имущества можно сделать и получить паспорт государственного образца. Кроме культурных ценностей. Это -  абсолютный нонсенс!

Теперь о приятном. В 1998-2003 г. одним из авторов настоящей публикации был разработан и представлен на широкое обсуждение универсальный метод оценки культурных ценностей, названный «метод ТЭС», который впервые использовал принцип не сравнения, а затратности. Метод подкреплен Авторскими свидетельствами и Патентами разных стран, в том числе и России. В дальнейшем метод был опробован и внедрен в практику международного арт-рынка. Для этого были дополнительно разработаны такие необходимые и важные для функционирования рынка элементы, как единый Паспорт ТЭС, оригинальная технология нанесения скрытой Маркировки ТЭС, а также созданы основы программного обеспечения универсальной базы данных.

В качестве практических шагов, на основе системы Аттестации ТЭС, в период 2007-2008 г.г. было проведено три выставки частных коллекций, суммарная оценка экспонатов которых составила сумму более, чем € 100 млн., часть из которой покрывала клиентам системы ТЭС всевозможные риски. Для каждого экспоната выставки была рассчитана рыночная стоимость по методу ТЭС, которая была безоговорочно принята для страховки и перестраховки ведущими европейскими и американскими страховыми компаниями. Этими акциями доказана эффективность и жизнеспособность предлагаемой системы оценки и его признание мировым сообществом.

Перечислим вкратце ее преимущества. Полная прозрачность и ясное понимание как самого метода, так и всех сопровождающих метод услуг. Возможность оценки национального достояния страны, существующего в виде музейных коллекций. Отсутствие риска подделки подлинных произведений искусства и замены их подделками. Выведение антикварного сектора рынка из тени и перераспределение его доходов в пользу собственников и государства.

В настоящее время международный коллектив, использующий метод ТЭС, оказывает консультативную помощь исполнительной власти ряда стран, а также крупным финансовым и инвестиционным компаниям.

Аналитики приходят к выводу, что любая компания (государственная или частная), которая начнет оказывать услуги по оценке и сертификации в регионе со старой историей с населением примерно в 1 млн. жителей, может рассчитывать на стабильный заработок не менее 16 млн. евро в год при средней доходности в 20%. 

Хотелось бы, чтобы информация, содержащаяся в этой статье, была услышана людьми, от которых зависит принятие решений, и чтобы, наконец, вместо постоянного нагнетания страха за счет апокалиптических прогнозов, стали приниматься реальные, дающие эффект меры выхода из сложившейся ситуации.

Комментарии наших читателей

Добавить комментарий

Ваше имя:
Сообщение:
Отправить

Май 2009

Специальное предложение

В.С. «Старик ждал…»

ЧИТАТЬ ОНЛАЙН

Книгу Владимира из пос.Михнево 

"ТЫ ОТКРОВЕНИЯ УСЛЫШИШЬ ИЗ ПОТАЕННОЙ ГЛУБИНЫ"  

Дом-Усадьба Юрия Никулина открывает свои двери! 

 

Если вы хотите оказать нам помощь в развитии сайта и нашей благотворительной деятельности - разместите наш баннер на вашей страничке!




Органайзер доброго человека

Вывезти на свежий воздух и весеннюю прогулку свою семью.
Пригласить в гости старого друга.
Позвонить маме и отцу.
Отдать книги, диски и игрушки многодетной семье.
Помочь безработному соседу устроиться на работу.
Поговорить о жизни с сыном.
Оплатить (хоть раз в год) квартиру бедного родственника.
Подарить жене цветы.
Подумать о своем здоровье.
Отдать давние долги.
Покормить птиц и бездомных собак.
Посочувствовать обиженному сослуживцу.
Поблагодарить дворника за уборку.
Завести дневник для записи своих умных мыслей.
Купить диск с хорошим добрым фильмом.
Позвонить своей любимой учительнице.
Поближе познакомиться с соседями.
Помолиться об умерших родных и друзьях.
Пожелать миру мира и любви!